Вага и Пуя

 Судьба распорядилась так, что я сумел побывать в Усть-Пуе этим летом.  Хотя прошло   39 лет и многое изменилось, все равно нашлись одноклассники, знакомые. Пробыл я там недолго - меньше недели и, учитывая русское общение, времени было совсем мало, многого не успел.
  Оказалось, что вопреки моим представлениям, поселок не умер и не развалился. Просто его перенесли на гору, подальше от наводнений к Седухино в район школы. Построили там новый клуб, дома, начальную школу, открыли магазины. Новый поселок мне не понравился, хаотичный, безликий какой то, да и место, по моему,  не совсем удачное. Может просто душа не приняла изменений и не все так плохо :)
  Окрестные деревни, за исключением Власовской, не пропали и живут. Сказывается близость трассы М8. Но уклад жизни и состав населения резко изменился. Основным является дачный вариант - домик в деревне. Народ приезжает летом и осенью в период заготовок. Много домов покупается архангелогородцами и северодвинцами.
 Это самые поверхностные мои впечатления. Глубже не вникал - времени было совсем мало. Меня больше интересовала природа, как основной фон моих детских воспоминаний, и, естественно, реки и речки. Они конечно изменились. Обмелели.  В первую очередь, это коснулось небольших рек Пуи и Керменьги.  Керменьгу я совсем не узнал. Она превратилась в слабенький ручеек с захламленными берегами. Изменился цвет воды в ней.  Раньше он был ближе к темно коричневому, сейчас светло рыжий. И тех живописных омутков с темной водой, которые сохранились в моей памяти, я просто не нашел.
 Вага и Пуя изменились меньше. Первое, что бросилось в глаза, стало значительно больше водной растительности. Берега также сильно заросли. Это и понятно. Раньше сплав сдирал все лишнее.
  И через 40 лет все виды и пейзажи узнаваемы. Я попытался запечатлеть то, что предстало перед моими глазами и вот что из этого получилось.

Закат на Ваге



Collapse )

Усть-пуя наводнения #2

Весной 2012 года Игорь ( http://vk.com/id151296931 ) сделал несколько фото во время большой воды.
Думаю, стоит посмотреть, как дополнение к материалу о наводнениях в Усть-пуе. ( html http://ridc.livejournal.com/4459.html )
Как говорится, лучше один раз увидеть, чем 100 раз услышать.

Вот как выглядит мост через Пую, описанный в предыдущем посте.



Collapse )

Усть-Пуя подвесной мост.

Недавно, буквально неделю или две назад, занимаясь какими то делами, краем глаза смотрел по телевизору советский фильм 70-х годов: "Предварительное расследование". Фильм интереса не вызывал и только знакомые с детства слова: сплав, нижний склад, плот и т.п. удерживали внимание. И вдруг, к знакомым словам добавилось знакомое изображение - подвесной мост. Не знаю, где снимали фильм, но на декорацию не похоже.

Позже я проверил в поисковых системах ассоциацию: сплав - подвесной мост. Увы, оказалось просто совпадением. Подвесных мостов в мире много, чаще в горных районах, где затруднительно ставить опоры и некоторые поразительно похожи по своей конструкции на мост в Усть-Пуе.

Photobucket
Снимок 2007 года и взят из журнала vaga_land. Там же есть и краткий комментарий.
Точную дату постройки моста я не знаю, но несомненно между 1963-1966 годами. Я уже учился и приезжал в поселок только на каникулы.
Мост для многих, особенно для школьников - старшеклассников, был весьма кстати. Это короткая пешеходная дорога в Ровдино. Окружная, через автомобильный мост была на 3км длиннее. Жалко, что мысль о сооружении моста не появилась у руководства раньше. Технологически, для сплавконторы возведение такого моста не составляло особого труда.
Вот снимок предположительно 66-67 года.

Видно, что мост построен недавно. На берегу еще не заросли следы от спуска к бывшей боновой переправе. На заднем плане Марковский бор. За бором - Вага.
Столбы по берегу реки - технологическое ограждение. Они удерживают одно бревенчатые боны, положенные на землю. На снимке их тоже видно. При половодье система всплывающих бонов и столбов предотвращала разброс сплавляемого леса по лугам.
В отличие от снимков 2007 года, сделанных vaga_land , кустарника значительно меньше. Можно объяснить следующим.
Кустарник, особенно около деревни, иногда вырубали. Это я точно помню.
Около реки всю растительность, если мешала работе, выминали трактора - особо не церемонились.
Очень многие держали скотину если не коров, то коз. Любые, более или менее подходящие участки выкашивались, естественно, вместе с порослью. Два стожка на снимке - в подтверждение.
Еще снимок. Примерно в тот же период, но с другой стороны.

На снимке видно западную часть поселка. В этой части жили коренные жители. Дома были поставлены преимущественно до войны. Типичные деревенские дома поважья.

Эта фотография была также сделана vaga_land в 2007 году.
На предыдущей фотографии этот дом присутствует. Я думаю тот, который отмечен красной стрелкой, а может соседний - подальше, которого не видно из-за деревьев.
Синей стрелкой показана школа.

Усть-Пуя клуб

Клуб в Усть-Пуе был местом общения целого куста окрестных деревень. На ежедневное кино, кроме понедельника, приходили даже из Рудинской (5км) и из-за реки. Приходили пораньше - за полчаса, а то и за час. Кто-то играл в биллиард, кто-то обсуждал последние новости и сплетни, кто-то заходил в библиотеку - обменять книги, посмотреть журналы и газеты. В хорошую погоду народ предпочитал крыльцо и лавки около него, благо крыльцо было не маленьким. Рассаживались прямо на ступеньках. Зимой заходили внутрь, там тоже посидеть было где.
Вот так выглядел клуб в 1967 году.


Collapse )

Усть-Пуя Земляки

Есть еще порох в пороховницах!

Важский Край №33 (14 августа 2009 года)


Лодки от Гмызина

были и есть сейчас на Ваге вплоть до Двинского Березника,
а также ими пользуются жители Емецка, Северодвинска.

ПЕРВУЮ свою лодку Владимир Дмитриевич Гмызин сделал более полувека назад,
а правильнее будет сказать, сшил, если использовать его собственную
терминологию. В 1956 году он вернулся после службы в армии, вот тогда-то
и взялся самостоятельно шить лодки. Служил он на Балтике в морских пограничных
войсках, где часто приходилось работать в строительной мастерской
и заниматься ремонтом деревянных катеров - <малых охотников>. Там приобрел
знания по судостроению. А столярничать и плотничать учился ещё раньше,
в школе ФЗО в Архангельске, куда в 1946 году шестнадцатилетнего Владимира
направили по набору от колхоза из Устьпуи.

В устьпуйскую деревню Болгачевскую (неофициально её называют Погост)
его родители переехали из Вельска, когда Владимиру было всего шесть лет.
С детства он жил у самой реки Ваги. Поэтому вполне закономерно, что его
трудовая биография тоже связана с рекой - 33 года В.Д. Гмызин работал
в сплавной: летом на катере, зимой на электростанции, а первые три зимы
с напарниками мастерил лодки. "В конце пятидесятых годов в сплавной катеров
было мало, а железных лодок вообще не было, - рассказывает
Владимир Дмитриевич. - Я тогда зимой занимался производством лодок,
вплоть до Двинского Березника всё наши деревянные лодки были. Не один, конечно,
делал, в основном с Павлом Лысковым, Александром Белозеровым и другими
напарниками. Шили вроде карбасов с острым носом. А когда железные лодки
появились и в сплавной, и в продаже для населения, то заказов стало мало
на мои лодки".
Не один десяток лодок сделан руками В.Д. Гмызина. Личные лодки его
изготовления есть теперь у внуков, у зятя, у других родственников,
у знакомых и незнакомых ему людей, особенно они пользуются спросом у
любителей рыбалки. И нынешним летом Владимир Дмитриевич опять мастерит лодку,
объясняет эту затею просто: <Сейчас от скуки делаю, чтобы руки были заняты,
чтобы голова думала. Для себя делаю, для интереса>. С чего начинается новая
лодка? "С киля, с килевой доски, - поясняет мастер Гмызин.
- Потом шпангоуты набираешь, стрингера: Лучший материал для лодки - это ёлка,
осина, она гнётся хорошо и легкая". Недалеко от дома Гмызины купили
большой пустовавший склад, где Владимир Дмитриевич оборудовал свою верфь.
Летом гостят у них родные, поэтому есть у мастера помощники, прежде всего,
зять, который к судостроению имеет непосредственное отношение, работал
на отраслевом предприятии в Северодвинске.

В эти летние дни свободное от дел на огороде и по дому время
Владимир Дмитриевич проводит на своей верфи. Жена Еликанида Павловна
к его увлечению относится благосклонно, с пониманием. Понимание сложилось
в их семье давно, ведь знакомы они со школьных лет, у супругов Гмызиных
уже была золотая свадьба. Да к тому же муж не только лодками увлечен,
он умелый плотник и столяр, умеет и корзины из виц сделать. Поощряется
также увлеченность главы семейства рыбалкой. А для рыбалки на Ваге
у Владимира Дмитриевича Гмызина имеется лодка собственного производства.

Валентина ПАВЛОВСКАЯ.

Владимира Дмитриевича не помню (да простит он мне). А лодки его помню. У каждой запани, как правило, лодка стояла. На замок не закрывали и не раз они выручали во время рыбалки. Легкие были лодки, даже мы мальчишки без труда с ними управлялись. В центре Усть-Пуи около конторы был перевоз. Вот там стояла более тяжелая и большая лодка, рассчитанная на два гребца, которые сидели на банке (лавке) рядом друг с другом и у каждого было свое весло. Кто ее делал - не знаю. По формам она отличалась от тех лодок, которые Владимир Дмитриевич делал.
За рекой три деревни, оттуда народу на работу и в школу набиралось изрядно. А днем молоко из за реки перевозили. И перевозчик был. Кажется, за колхозом числился. Кричали, помню: "Лодку..у..у..!!!".
Были в ходу еще личные долбленные лодки, так называемые, осиновки. Долбили их
из ствола осины инструментом, похожим на узкую полукруглую мотыгу . Потом поднимали борта, нашивая доску, обычно одну. Эти лодки были гораздо легче и быстрее, нежели шитые, но отличались вертлявостью. В ходу было одно весло, гребец сидел на корме.

Школа 2

Нашел в Архангельской областной библиотеке им. Н.А. Добролюбова несколько статей из газеты "Важский край"
Оказалось лет школе больше, чем я думал.



И заметка из номера от 2 ноября 1996г.



Собственно и добавить нечего. К этому все и шло. Накладно стало содержать такое большое здание. Одно отопление чего стоит. Бывало, и нас учеников привлекали дрова перетаскивать и в поленницы  укладывать.
  Но мне и другим  ровесникам повезло, учились в нормальных условиях. Это я хорошо понял, проучившись год в Ровдино с ежедневным (в сумме) десяти километровым маршем по бездорожью.

Наводнения 2

Некто Костя (Фишка) был в начале мая этого года в Усть-Пуе.
< Оригинал >
Фотографии его мне показались интересными. Они по сюжету перекликаются с фото в первом тексте и я позволил себе показать их здесь.

Если я правильно сориентировался, то вдалеке за деревом само устье реки Пуя.
Collapse )

Шанежки

Шанежки! Говорить о них бессмысленно -  надо пробовать. Честно говоря, не помню я их на язык, помню только, что очень вкусно. Справедливости ради, вся еда тогда - это вкусно. Но шанежки - очень вкусно. Пекли их в формочках в русской печке или в духовке. Формочки были самодельные.
Формочки научил меня делать местный кузнец Иван Федорович. Для этого надо было: кусочек жести, циркуль школьный или кольцо шаблон из картона, ножницы по металлу, утконосы или круглогубцы. Вот повторил процесс для винтиков в гараже из куска аллюминия.

Сейчас конечно гнуть никто не станет - в хозмаге на любой размер:  ровненькие и красивые.

Кузнец Иван Федорович был инвалид войны - без ноги. Человек он был независимый и пиетета к власти не проявлял.
И этого не скрывал. Его рассказы о войне резко отличались от официоза, особенно об "отцах командирах". Основная характеристика обстановки в войсках - бардак. Его понять можно было, ногу он потерял под Ленинградом от русской мины, когда  накрыли их свои же. Насколько мне известно, последствий такого вольнодумства не было, наверно - "оттепель". Хотя, оттепель - оттепелью, а народ бдил. Я помню ту выволочку устроенную учительницей, когда я без всякой задней мысли обернул то ли учебник, то ли дневник газетой с портретом одного из вождей. И матери досталось. Ладно не успел, по обыкновению, разрисовать: добавив очки, трубку и другие соответствующие атрибуты.
Вот такие, вот шанежки.  

Аэродром

АН-2 прилетали, случалось. Садились на Марковском лугу за Пуей , который простирался от моста (ныне подвесного, а ранее плавучего из бонов) до деревни Макаровской.